САЙТ ВЗЛОМАН!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » САЙТ ВЗЛОМАН!!! » О том, о сём... » Ё


Ё

Сообщений 1 страница 10 из 17

1

Пиво

Однажды ёжики решили попить пива. Странные желания возникают у ежей, но ёж — существо дикое, науке непонятное. Вот и творит всякую непотребность, прикрываясь честным именем невинной лесной зверушки. Причём регулярно.

Грибников, случайно забредших на ежиную поляну, окружили быстро и умело. Те и опомниться не успели.

— Грибники? — грозно спросил Главный Ёж.

— Грибники, грибники, — энергично закивали заблудившиеся, поглубже пряча в лукошко накопанные в лесу гранаты.

— Пиво есть? — сурово спросил Ёж.

— Не, уже нету, — занервничали грибники.

— А деньги?

— А Вам зачем? — осторожно спросил один из грибников.

— Нада. На озеленение окрестностей, — нахально сказал Главный Ёж. — Осень, листья желтеют, падают. Непорядок это. Надо что б зелёные были. И на деревьях. Значит, с вас ещё и на клей.

— А-а-а...? — ошалело спросил грибник.

— А за то, что по нашим листикам ходили — это по отдельной статье. Спасибо что напомнили.

Грибники переглянулись. Это был явный и неприкрытый шантаж. Ёжиков было много, а грибников мало. Даже с гранатами. И ежи об этом знали.

Заблудившиеся вздохнули. Отдавать пиво было жалко. Особенно ёжикам. Но и с деньгами расставаться не хотелось... Тяжёлая дилемма. Грибники вздохнули и принялись развязывать рюкзаки.

Пьяные ёжики буянили до утра.

© Евгений Каменецкий, 2005

2

Луна

Однажды ёжики захотели Луну. Вот так, просто взяли — и захотели. А поскольку ёжики — существа дикие, упрямые и коварные, то если вобьют себе что-нибудь в голову — фиг выбьешь. Даже колотушкой.

Марш-бросок на космодром занял трое суток. Ровно в 9:37 утра по космодромному времени в кабинет Руководителя полётов постучали. Оторвавшись от расчётов и накинув пиджак, он открыл дверь.

— Ну. Кто там ещё? — хмуро спросил Руководитель полётов. За дверью никого не было. «Почудилось, переработал», — подумал Руководитель полётов и захлопнул дверь. Он подошёл к столу и остолбенел. На столе сидел Главный ёжик.

— Нам нужна Луна, — твёрдо сказал Главный ёжик.

— Какая Луна? — осторожно спросил Руководитель полётов и осторожно ощупал галлюцинацию рукой. Галлюцинация зашипела и кольнула иголками. Руководитель полётов отпрыгнул.

— Обычная. Которая на небе висит, — деловито сказал Главный Ёж.

— А Вы знаете, — слегка запнувшись сказал Руководитель полётов, — у нас её нет! — И обрадовался.

— Знаем. Придётся достать, — сказал Ёжик.

— А с какой это стати? — ехидно поинтересовался Руководитель.

— С нами Гринпис, — сказал Главный Ёжик и раздвинул на окне жалюзи. За забором космодрома несколько тысяч демонстрантов скандировали лозунг: «Отдайте ёжикам Луну!» Руководитель полётов выругался.

— Аккуратнее при детях, — вежливо сказал Ёжик.

— Каких детях? — резко обернулся Руководитель полёта. И сел на стул. Кабинет был полон детьми. Они стояли молча, сверля его обвиняющими взглядами, суровые, неподкупные.

— Деда, верни ёжикам Луну! — хмуро сказал внук Руководителя полётов и сделал шаг вперёд.

— Но зачем Вам она?!!! Зачем?!!! — в отчаянии закричал Руководитель.

— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.

Луну повесили над лесом. Ночами её холодный, чистый свет лился на землю сквозь ветви деревьев и будил непонятные чувства. Ёжики собирались в стаю, садились на поляне и выли, обратив свои мордочки к Луне. Они были счастливы.

© Евгений Каменецкий, 2005

3

Мост

Однажды ёжики решили взорвать мост. Изверги. Хороший мост, почти новый. Всего полвека, как с гарантии сняли. Что б вы все знали, ёж — первейший вредитель и враг всему доброму и светлому на земле. Особенно демократии. Поговаривают, что Буш с ёжиками воевать хотел. Но испугался. И правильно. От ежей любой подлости ждать можно.

Мост взрывали под утро. Часовой мирно храпел и видел замечательные сны. Вдруг кто-то толкнул его в ногу.

— Стой, кто идёт?! — встрепенулся часовой и два раза выстрелил в воздух. Затем оглянулся. Вокруг никого не было.

— Спокойно, свои, — сказал снизу уверенный голос.

— Кто свои? — осторожно спросил часовой.

Ёжики, — сказал голос.

— А вас много? — ещё более осторожно спросил часовой.

— Очень, — кивнул Главный Ёжик.

— А что вам, ёжики, надо? — спросил часовой, бочком подбираясь к ограде моста.

— Мост взорвать, — твердо ответил Ёжик.

— А зачем вам мост взрывать? — удивился часовой.

— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.

— А, ну раз надо, то я пошёл. До свидания, — сказал часовой, приподнял вежливо каску и спрыгнул с моста. Главный Ёжик проследил его полёт взглядом, затем отошёл от ограды махнул лапкой. Стая пришла в движение.

Солнце начало окрашивать самый краешек неба в багряные тона. Утро медленно наступало на ночь и гнало её из всех углов и щелей. Запели птицы. Усталые ёжики сели всей стаей на склоне холма и стали ждать.

— БУМ! — внезапно сказал мост и его обломки полетели высоко-высоко в небо, пугая птиц и самолёты.

— БУМ! — дружно сказали ёжики, одновременно подняв лапки к небу, и счастливо запыхтели. Первый луч солнца прорезал листву и скользнул на землю. Начиналось утро. Ёжикам было ХОРОШО.

© Евгений Каменецкий, 2005

4

Банк

Однажды ёжики решили ограбить Банк. Зачем? Неизвестно. Ёжики животные скрытные, неразговорчивые и опасные. Отправились их зоологи о прошлом годе изучать — и не вернулись. Наверное, съели их. Ёж ведь, он как: что не съест, то понадкусывает. Так что шансов у зоологов мало. Хотя и есть. Ёжики их в чащу могли заманить. Тогда зоологи оттуда ещё года три выбираться будут. А там комаров видов этак пять, или шесть. Тысяч. Так что им из зоологов в энтомологи срочно переквалифицироваться придется. Зато коллекцию соберут, карьеру сделают, поскольку неизвестных видов среди комаров много, их, видов этих, и не считал никто, все сразу прибить норовят. Коварный зверь Ёжик, нет страшней него в лесу хищника.

Банк ёжики выбрали большой, солидный. На мелочи ёжики размениваться не любили. Они были серьёзными животными.

Ровно в 8:00 охранник открыл дверь Банка.

— Здравствуйте. Это ограбление, — сказал Главный Ёжик и поправил сбившуюся маску.

— Ой, Ёжик! Ой, грабят! Ой, не могу! — заржал охранник. Кассиры и управляющий подхватили. Охранник, смеясь, схватился за спинку стула. У стула подломилась подгрызенная ёжиками ножка, он хрустнул, зашатался, охранник упал на пол, ударился головой и потерял сознание. Все сразу замолчали. Воцарилась тишина. Все уставились на Главного Ёжика. Тот смущённо кашлянул и щёлкнул пальцами. Из всех щелей хлынули ёжики и заняли ключевые позиции и угрожающе оскалились. Работники банка, выпучив глаза, подняли руки вверх.

— Вы управляющий? — спросил Главный Ёжик у толстого человека в очках. И опять смутился. Даже сам не понял, почему.

Управляющий судорожно кивнул.

— Нам бы денег... — сказал Ёжик.

— Они заперты. А у меня ключа нет! — обрадовался управляющий.

— У нас есть, — успокоил его Главный Ёжик. И показал на груду динамита.

Управляющий со вздохом полез за ключом.

— Зачем вам столько денег? — уныло спросил управляющий, наблюдая за тем, как ёжики опустошают сейф.

— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.

Осенний лес был закутан в прекрасный багряно-золотой покров. Вся ежиная стая собралась на опушке и жгла деньги. Ёжики прыгали вокруг костра, подпаливали эти бессмысленные бумажки и кидали их в воздух. Горящие деньги летели в небо, оставляя за собой красивый огненный след. А ещё...

Ещё ёжики пели.

© Евгений Каменецкий, 2005

Отредактировано art (2009-07-13 10:31:57)

5

Ад

Однажды ёжики решили съездить на экскурсию. В Ад. Всем известно, что ада не существует. Но ёжиков это не останавливало. Ёжики — они ж решительные. И с иголками. Если чего-то нет в природе —  им это не помеха. Всё равно найдут. Хуже налоговой. Те хоть люди, им что-то объяснить можно, поплакать на плече. А эти — звери. Им плевать.

В ворота Ада постучали. Чёрт, отвечавший за вход, хлестнул по ноге хвостом, и отодвинул заслонку смотрового окошка.

— Кто там? — сонно спросил он. И встрепенулся. За воротами никого не было.

Ёжики, — ответили ему.

— Какие ёжики? — не понял чёрт.

— На экскурсию.

— Какую экскурсию? — занервничал чёрт.

— Обзорную. По Аду, — сказали из-за двери.

— А зачем вам экскурсия? — удивился чёрт.

— Нада, — уклончиво ответили ёжики.

— А у нас обед, — обрадовался чёрт. — Так что закрыто. И вообще, день сегодня не экскурсионный. И неделя. И месяц.- Затем подумал, почесал затылок хвостом.

— И год! — добавил он. И захлопнул окошко.

— Мы же всё равно войдём, — предупредили ёжики. — Вы уж лучше по-хорошему, откройте.

— Ни за что! Не войдёте вы! Наши ворота даже динамит не всякий возьмёт!

— Ну, это зависит от количества динамита, — сказали за воротами.

... Когда чёрт летел по воздуху, он очень, очень некультурно выражался. Но было уже поздно.

По развалинам Ада бегали и фотографировались ёжики. Немногие уцелевшие черти сидели на обломках и тихонько жалели грешников. Они понимали, что Ад только начинается. И в этот раз он будет Настоящим. Ведь ёжики не терпели полумер и ко всему относились очень серьёзно.

© Евгений Каменецкий, 2005

6

Летать

Однажды ёжики захотели летать. Несомненно, с коварными целями. Вот скажите, для чего может ёжику пригодиться летать? Яблоки и так на землю падают, ужики по земле ползают, а не на деревьях растут. О грибах вообще не говорим. Значит, каверзу какую замышляют. Или и того хуже.

Лётчик Торопыкин шёл по взлётному полю к своему самолёту. В руке у него был бутерброд, с маслицем и колбаской, и он, громко чавкая, с удовольствием жевал его.

— Это Вы летать учите? — внезапно раздался строгий голос.

Торопыкин подавился бутербродом и огляделся. Вокруг никого не было. Он потряс головой.

— Так это вы летать учите? — снова спросил голос.

— Ну, я, предположим, — осторожно ответил Торопыкин. — А кто спрашивает?

— Мы, — вышел из травы Главный Ёжик.

Торопыкин снова подавился бутербродом и шлёпнулся на траву задом. Ёжик сурово смотрел ему в глаза.

— Слушайте, а зачем вам летать? — прошептал Торопыкин.

— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.

— У вас что, и самолёт есть? — изумился лётчик.

— Какой самолёт? Зачем самолёт? — удивился Ёжик.

— Ну, самолёт. Что б летать, — пояснил Торопыкин.

— Нет, нам так надо. Без самолётов, — серьёзно сказал Главный Ёжик.

— Ну, так это же совсем просто! — злорадно сказал лётчик Торопыкин, которому помешали есть бутерброд. — Встаёте, вытягиваетесь, распускаете иголки, и передними лапами начинаете быстро-быстро махать. И летите.

— Так? — спросил Ёжик, встав на задние лапки, вытянувшись и быстро-быстро замахав передними.

— Ага! — хихикнул в кулак Торопыкин. — Короче, тренируйтесь, —  и, ухмыльнувшись, зашагал по полю, подкидывая в руке яблоко.

За его спиной ёжики медленно поднимались в воздух.

Бойся, лётчик, мелко дрожи,

Взором последним окинь небосвод...

То пролетают по небу ежи,

Ёжики — гордый и смелый народ!

© Евгений Каменецкий, стих - radist_chingiz, 2005

7

Турдук

Однажды ёжики захотели Турдук. Зачем ёжикам Турдук? Никто не знает. Да и вряд ли мы сможем когда-нибудь понять этих загадочных зверей. Наверняка они собирались использовать этот опаснейший предмет в преступных целях. Например, захватить мир. Но Турдук так просто не найдёшь! Ха-ха! Хо-хо? Нет?

Зря, зря радовалось всё прогрессивное человечество. Эти паршивцы отправились в Особую лавку.

В Особой лавке было тихо. Продавщица сидела за прилавком и читала неизданные мемуары Сальери «Моцарт, или как аффтар выпил йаду». Книга была захватывающая, драматическая, и проглатывалась на одном дыхании. Зазвенел колокольчик у входа.. Продавщица подняла голову. На пороге Лавки стояли ёжики.

— Здравствуйте, — сказал Главный Ёжик. — Нам нужен Турдук.

— Там, на полке, — сказала продавщица и уткнулась носом в книжку.

— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик и изумлённо смолк. Что-то было не так.

— Ну что стоите? Берите, берите. Вон там, во втором ряду, крайняя справа, — ткнула пальцем продавщица, не отрываясь от книжки.

— Что, вот так подойти и взять? — осторожно спросил Ёжик.

— Конечно, — ответила продавщица.

— И Вам не интересно, зачем нам это нужно? — изумился Главный Ёжик.

— Да мне то какое дело. Нада, значит нада. Моё дело маленькое: сиди- продавай.

Ёжик с опаской посмотрел на продавщицу и оглядываясь, будто ожидая подвоха, подошёл к полке. На полке стоял Турдук. Главный Ёжик осторожно тронул его коготком. Турдук зашипел. Ёжик испуганно отпрыгнул и нервно посмотрел на продавщицу. Та с аппетитом грызла яблоко, листала Сальери и не обращала на покупателя никакого внимания. Главный Ёжик снова прикоснулся к Турдуку. Тот опять зашипел.

— Настоящий! — в восхищении сказал Главный Ёжик. И расплылся в улыбке. Вся стая принялась радостно перешёптываться.

— Ну что, берёте? — спросила продавщица.

— Конечно! — сказал Главный Ёжик.

— Деньги? — поинтересовалась продавщица.

— У нас только... Вот, —  и Ёжик высыпал на прилавок горстку золы.

— Эх, и почему всегда всё не как у людей, — вздохнула продавщица, сметая пепел в ящик. — Теперь мучайся, восстанавливай их. Ну хорошо хоть не капуста, — смягчившись, сказала она. — Получите, — и протянула ёжикам пакет, в котором лежал Турдук.

Турдук стоял посреди поляны, искрясь и переливаясь на солнце. Дул свежий ветерок. Он колыхал иголки ежиной стаи, которая собралась здесь в полном составе. Главный Ёжик осторожно подошёл к Турдуку и прикоснулся к нему. Турдук зашипел. И Вселенная ответила ему тем же. Начиналась эра Ежей.

© Евгений Каменецкий, 2005

8

Ёжики и паровозы

Однажды ёжики решили умереть за паровозы. Зачем, как, почему — вы меня не спрашивайте. По ёжикам я не эксперт, они сами по себе, я сам по себе. Они — коварствуют, я — открываю миру глаза. Но насчёт умереть — это они хорошо придумали. Только приветствую. За, можно сказать. Обеими руками. Ежам не место в цивилизованном мире. Но как-то мне это всё подозрительно. Ведь ёжики никогда ничего не делают просто так. Зачем же они хотят умереть за паровозы?

— Начальник! Начальник! Там того! Этого... — стрелочник Кузьмич нервно крутил в руках картуз.

— Кузьмич! Сколько раз я тебе говорил — не тревожь, не тревожь хозяйский сон! — вальяжно сказал начальник станции и лениво стегнул Кузьмича розгой по тощему заду.

— Благодарствуем, барин, — сказал Кузьмич, согнувшись до полу. — Токма дело срочное, неотложное.

— Ну что Кузьмич, что в нашей дыре может быть неотложного? — спросил начальник станции, чеша давно немытую пятку.

— Ежи! — громко прошептал Кузьмич. И страшно выпучил глаза.

— Какие ежи? — опешил начальник станции, моментально усевшись на кровати.

— Серые! На рельсах. Лежат, как Каренина, трагически так. А в лапах — транспаранты. А на транспарантах — надпись. «Умрём», пишут, «за поезда!».

— Да, странное дело. За ежей-то нас не погладят по головке. Выпрут, как есть выпрут, если ситуацию не разгребём. Пошли-ка туда, разберёмся, — и начальник, напялив халат с розами и турецкую феску, энергично пошёл изучать ситуацию на местах. Кузьмич, изредка подпрыгивая, засеменил за ним следом.

Ежи лежали на рельсах скорбными, стройными рядами. Колыхались знамёна и транспаранты, Главный Ёжик красивым тонким голоском вытягивал песнь о тяжкой судьбе паровозов, которые летят вперёд. Начальник утёр непрошеную слезу и громко высморкался.

— Умрём за паровозы! — вдруг истерично вскрикнул на рельсах маленький ёжик, приподнялся на одной лапке — и снова опал.

— Слушай, Кузьмич, делать что-то надо. Пропадём ведь так, они настроены то серьёзно. У ёжиков же такие связи и такие возможности — только держись. Слышал, что с Главным Руководителем полётов случилось? То-то. А уж у него такие возможности для противодействия были, что нам и не снилось. И что им эти паровозы сдались? — почесал начальник пробивающуюся лысину. — У нас их и нет давно. Кузьмич, вот есть у нас паровозы?

— Да один вроде завалялся, — задумчиво сказал Кузьмич. Затем поймал в бороде вошку и раздавил её двумя пальцами.

— Кто же тут главный у них? — начальник пристально присматривался к ёжикам. — Тот, что поёт, наверное. Он на рельсах не сидит! — и обрадовался своей догадливости.

Начальник станции подошёл к Главному Ёжику и кашлянул.

— Да-да? — прервал пение Ёжик.

— Скажите, а в чём смысл акции? Зачем вы хотите умереть, да ещё за паровозы? — спросил начальник.

— Нада, — уклончиво ответил Главный Ёжик.

— Слушайте, но так же нельзя! — возмутился начальник станции.

— Можно, — спокойно ответил Ёж.

— Но у нас же почти нет паровозов! — воскликнул начальник.

— И? — поднял Главный ёжик бровь.

— Хорошо, сдаюсь. Зачем вам умирать? Ведь жизнь прекрасна! — затем начальник нагнулся и шёпотом спросил: — Может, паровоз возьмёте? Последний! Почти как новый!

— Ещё вагон угля, провиант и свободную ветку до Бобруйска, — жестко поставил условия Главный Ёж.

— Слушайте, а зачем Вам в Бобруйск? — удивился начальник станции.

— Нада, — второй раз за вечер уклончиво ответил Ёжик. И принялся сворачивать флаги.

Паровоз нёсся на всех парах вперёд, к светлому будущему и городу Бобруйску, который ещё не знал, какое счастье на него должно было свалиться. «Съезд жЫвотных пройдёт по расписанию!» — довольно думал Главный Ёжик. «И мы покажем всем, где раки зимуют! И даже проводим! Пусть знают дорогу!» Играл гармонист, ёжики плясали, пели, радовались жизни. Революция была неизбежна и неотвратима. Как ёжик.

© Евгений Каменецкий, 2005

9

Митинг

Однажды ёжики решили устроить митинг. Громкий и помпезный. Зачем? Непонятно. Наверняка коварность, какую, замыслили. Или того хуже: злоумыcлость. Ёжики существа дикие и недобрые.

На ядовито-зелёных транспарантах было большими белыми буквами написано «НАДА!» Вся стая радостно шумела и топорщила иголки. Главный Ёж отеческим взглядом изучал толпу, изредка склоняя голову к советнику, который что-то нашёптывал ему на ухо, кивал и лениво махал ёжикам лапкой. Те неистововали. Наконец, Главный Ёжик довольно кивнул, и подошёл к установленному на трибуне рупору. Шум стих. Задние ряды нетерпеливо приподнимались на задних лапках, стараясь разглядеть то, что происходит впереди.

Ёжики! — начал Главный и тот час же умолк, оглушенный аплодисментами. Он смущённо оглянулся на приближённых. Те подобострастно смотрели на него и дружно били в ладоши. Главный Ёжик повернулся к толпе, кашлянул. Овации понемногу стихли.

Ёжики! Пришёл тот день и час, когда мы можем говорить свободно! Пришло то время, когда ёж, несмотря на сопротивление окружающего мира, может гордо поднять свою мордочку и уклончиво сказать...

— НАДА!!! — дружно закричали ежиная стая. Вновь грянули аплодисменты.

— И правильно! Потому что ёж — венец природы! Значит, что дадено природе, завсегда — наше! И мы не позволим всяким реакционно-настроенным Сказочникам катить на нас бочку! — Главный Ёж погрозил мне пальцем, а я — показал язык.

— НЕ ПОЗВОЛИМ! — как один вскочили ёжики и разразились овациями.

— И правильно! — стукнул по трибуне Главный Ёжик. — Мы не позволим насмехаться над нашими иголками! Ежи — гордый народ! И у нас есть наше...

— НАДА! — уклончиво скандировали ёжики.

— Мы — величайшие! Нет никого выше нас! И МЫ НЕ...

И тут с неба спустился в Сиянии славы и Наисмешнейшего юморного блеска Евгений Ваганович Петросян. Все ёжики, как один, благоговейно преклонили колени. И сразу стало тихо.

Ёжики соорудили трон, на который воссел Наисмешнейший пророк. Они бегали по лесу и пели осанну. Евгений Ваганович Петросян благодушно внимал. А Главный Ёжик счастливо плакал и думал: «Чудо-то, чудо-то какое! Пришёл, осенил Своим светом. Теперь только Радость будет».

© Евгений Каменецкий, 2005

10

Танцующие под дождём

Однажды ёжики танцевали под дождём. Как могут танцевать под дождём животные? — спросите Вы. И будете абсолютно прав. Но ёжики — необычные животные. Скрытные и таинственные. Они никогда ничего не делают просто так. Вряд ли мы сможем разгадать их порывы. А когда нам откроется тайна — будет уже слишком поздно. А пока...

Ёжики танцевали под дождём и пели. Прямо посреди главной улицы усталого города. Танцевали легко и красиво, отбросив предрассудки и условности. Их босые пятки шлёпали по лужам (Почему босые? А вы видели ёжика в ботинках?), а с их иголок стекали капли и мягко шлёпались на землю. Прохожие испуганно расступались и застывали на месте, завороженные этим странным и прекрасным зрелищем. А ёжики не обращали на них никакого внимания.

— СТОП! — встал посреди дороги Мэр города. И взмахнул часами на цепочке. Ёжики остановились. — Что это вы за беспорядки разводите, почему спокойствие и нормальность пешеходного движения нарушаете?

— У нас гон. Нам можно, — сказал Главный Ёжик. И показал большую бумагу с круглыми печатями.

— Какой такой гон? — удивился Мэр города.

— Осенний, — протянул ещё одно разрешительное удостоверение Ёжик. Печатей на ней было ещё больше, изредка попадались даже треугольные, а слово «Осенний» было жирно выделено и подчёркнуто дважды толстым красным карандашом.

— А почему по главной улице? Не положено! — попытался перейти в атаку Мэр.

— Дело в том, что ёжики — создания прямые, кривых линий не понимают, — сказал Главный Ёжик, надев очки и зачитывая текст по бумажке. — Министерство природы вошло в наше положение и разрешило проход по Самой Прямой и Главной улице. За это мы обещали остальную часть города не трогать. Как я уже сказал, ёжики — создания прямые. Могли быть последствия. Вопросы есть? — посмотрел Главный Ёж на Мэра из под очков.

— Нет, — дрожащий Мэр сел на краешек тротуара и утёр платочком вспотевший лоб. — И часто у вас этот... Как его там? Ну, вот, Гон!

— Да как Вам сказать, — Ёж задумчиво протёр очки.- Большой раз пять шесть за сезон, а Малые... Ну раз по восемь на неделе может быть.

— А чем Большой гон от Малого отличается? — заинтересовано спросил Мэр города.

— Размерами, естественно! Экий Вы бестолковый, однако! — рассмеялся Ёжик.

— А это какой? — вдруг спросил Мэр, и, взглянув на Главного Ёжика, понял, что ответа получать явно не желает. Но было уже поздно.

— Малый, конечно! — радостно ответил Главный. Тысячи ежиных лап захлюпали по лужам, прейдя в движение. Мэр поджал ноги и с тоской смотрел на прыгающую по лужам стаю.

— Слушайте, а зачем вы танцуете? — в отчаянии спросил он. Этот вопрос тревожил его больше всего, но он до самого последнего момента боялся его задать.

— Нада!- уклончиво прокричал издалека Главный Ёжик.- До вечера!

Мэр печально вздохнул, и, напялив шляпу, угрюмо поплёлся к дому.

Ёжики танцевали под дождём. Вскоре к ним присоединились прохожие.

© Евгений Каменецкий, 2005


Вы здесь » САЙТ ВЗЛОМАН!!! » О том, о сём... » Ё